28 февраля 2011 г.

В Железногорске
семья бывшего милиционера
ютится в семиметровой комнатке

Анатолий уволился из милиции, поверив начальству, обещавшему жилье. Но прошло шесть лет. Подрос первый ребенок, родился второй, а семья — теперь уже из четырех человек - по-прежнему ютится в семиметровке бывшего общежития завода «Кристалл».





Эта малосемейка потеряла статус общаги и превратилась в муниципальное жилье, там появились «коммунальные квартиры». Комнату побольше занимает сосед-холостяк, крошечные кухня и санузел — общие, а семиметровую конурку (назвать ее комнатой язык не поворачивается!) - семья бывшего милиционера из четырех человек.
В конурке уместились два раскладных диванчика, крошечный шкафчик и письменный столик. Телевизор висит под потолком. Для детской кроватки места нет. Ночью конурка превращается в спальный пятачок. Десятилетняя Лиза спит на детском диванчике, вытягивая ноги под стол, папа, мама и девятимесячный малыш Кирюша — втроем на другом диване.
Анатолий служил в УГРО водителем, последний год - конвойным. Заселился в конурку, когда дом еще считался общежитием. Пока был холост, на очередь не ставили. Женился, встал на очередь 2004-м. А в 2005-м, в 45 лет, начальство предложило ему уволиться — под получение жилья по сертификату. Была такая государственная программа «Жилище» на 2002-2010 годы, стимулирующая выход на пенсию служащих МВД. В 2005-м Анатолий был одиннадцатым в очереди, сейчас — девятый. Он считает, что его очередь движется назад, потому что сертификаты получают бесквартирные, каковым он был семь лет назад, а его семья считается «обеспеченной» жильем и всего лишь «нуждающейся в улучшении жилищных условий» — потому что статус общежития с дома снят.
После увольнения в 45 лет Анатолий долго не мог трудоустроиться и даже предпринял попытку вернуться в милицию. Но начальство уговорило его не восстанавливаться — мол, потеряешь сертификат, а если поступишь «правильно», то через год получишь квартиру... Прошло шесть лет. Начальство в шоколаде — все получили служебные квартиры, некоторые их умудрились приватизировать на детей и получить другие служебные квартиры, а бывший водитель УГРО с двумя детьми и ныне там — в семиметровке.
Каждый год он пишет письма в областное УВД, получая в ответ многословные отписки типа «в соответствии с 40-й статьей Конституции каждый имеет право на жилище», а «органы государственной власти и местного самоуправления поощряют жилищное строительство»... и т.д. - на полный лист дебильного издевательского текста. На простой вопрос — когда? - ему рассказывают о Постановлениях Правительства, Федеральной Целевой программе, Порядке и Правилах выпуска и реализации сертификатов с непременным указанием реквизитов документов. Суть ответа стыдливо прячется в конце: «согласно поданного УВД области списка на девять участников в 2010 году обеспечен лишь только один...». И ни слова о том, сколько человек стоит в очереди с 2005 года, скольких обеспечили, на сколько продвинулись. Последний такой ответ за подписью замначальника УВД Курской области Неструева пришел в феврале.
Положение у семьи безвыходное. Можно было бы использовать материнский капитал, но для этого надо приватизировать (прощай, сертификат!) и продать конурку в малосемейке — а кто ее купит - и за сколько? Если это и удастся, то собранных денег даже на «двушку» не хватит, а ссуду семье не дадут: мама в декретном отпуске, у папы низкая зарплата (Анатолию удалось устроиться контролером в магазине).
Самое обидное, что семью ежегодно заставляют оформлять пакет документов, в 2011-м — срочно, немедленно! В их числе — справки Росрегистрации об отсутствии собственного жилья. Жена Наталья возмущена до слез: раньше справки стоили по 100 рублей на человека, теперь по 500, за четверых пришлось отдать две тысячи — даже на крошечного Кирюшку пришлось брать справку, что он — не домовладелец. Причем, чтобы добыть эту справку в нашей Росрегистрации, надо совершить подвиг разведчика, а потом неделю ждать сами справки — чтобы кто-то нажал клавишу на компьютере и распечатал текст на две строчки.
К областным депутатам на прием не пробьешься: Наталья пыталась: без толку, даже не записывают. Жалобы в федеральные органы возвращаются на областное УВД, а там — неструевы. Зато все при деле. И Росрегистрация, и УВД, и неструевы, и депутаты, и президент, и премьер. И никто не имеет отношения к тому, что четверо, в том числе и крошечный человечек, начинающий жизнь, задыхаются в собачьей конуре.

P.S. Редакция сделала запрос в УВД Курской области на предмет обеспечения бывших милиционеров жилищными сертификатами.

Комментариев нет:

Отправить комментарий