26 февраля 2014 г.

О жизни водолазов
на Тихоокеанском флоте

Железногорец Сергей Худяков служит командиром группы водолазов-подводников на самом большом российском спасательном судне «Алагез». Он рассказал, какова жизнь водолазов-спасателей на Тихоокеанском флоте


О флоте мечтал еще в школе

В 2003 году Сергей Худяков окончил железногорскую гимназию №1, после чего поступил в военно-морской инженерный институт в Санкт-Петербурге. Его отец в свое время служил мичманом на флоте, и сын, наслушавшись рассказов, бредил морем и дальними походами. Чтобы приблизить мечту, Сергей в свободное время занимался в военно-патриотическом клубе «БУ-ДО». Тренер Андрей Звягин полностью одобрил его решение поступать в военно-морской институт.



Изначально Сергей подал документы на электротехнический факультет. Жизнь абитуриентов военного института максимально приближена к реальным условиям - казарма, подъемы-отбои, построения, физические нагрузки, прием пищи по расписанию... В череде насыщенных дней молодой человек пропустил информацию, что нужно переписать заявление на другую специализацию. Не зная, у кого спросить совета, он обратился к совершенно незнакомому капитану II ранга и тот посоветовал стать водолазом.



Так Сергей совершенно случайно попал на самый престижный кораблестроительный факультет института. Учиться было сложно (поступило 38 человек - выпустилось 23), но интересно. Наверное, самое главное, чему научили ребят - всегда быть готовыми прийти на выручку товарищу. В 2008 году Сергей Худяков получил диплом океанотехника.

По распределению - на Камчатку

Все время учебы Сергей мечтал служить на юге - желательно в Севастополе. Однако в том году с южных морей заявки на водолазов не было. Зато они были нужны на другом конце страны - в Петропавловске-Камчатском. Завлекали выпускников туда большой зарплатой и возможностью раннего выхода на пенсию - там год работы учитывался за два. Молодому парню, не обремененному семьей и сердечными привязанностями, было совершенно все равно, где служить, поэтому он принял это предложение.



На Камчатку из Питера Сергею и его двум однокурсникам пришлось лететь с тремя пересадками почти 14 часов. В штабе Петропавловска-Камчатского им предложили на выбор три места. А чтобы им было проще определиться с выбором, встретивший их офицер провел небольшой экзамен по истории. Сергей еще в школе любил этот предмет, да и отец регулярно по нему гонял, поэтому на все вопросы отвечал быстрее и точнее всех. Так Худякову и досталось самое интересное место - командира группы водолазов-подводников на спасательном судне «Алагез».

Легендарный «Алагез»

Спасательное судно «Алагез» - единственное в своем роде. Оно было построено в апреле 1988 года. Сейчас это самое большое спасательное судно российского флота. Его водоизмещение - 14 300 тонн, длина - 175 метров, максимальная скорость - 22 узла. Экипаж судна состоит из 213 человек, из них 11 офицеров. На «Алагезе» могут одновременно размещаться необитаемый дистанционно управляемый и четыре обитаемых подводных аппарата (сейчас в рабочем состоянии только один).



В 1990 году «Алагез» прибыл на Тихоокеанский флот и был приписан в порт Петропавловска-Камчатского. С тех пор судно участвует во всех поисково-спасательных операциях на Дальнем Востоке. В 2000 году его собирались списать и уже подготовили все документы для этого. Но утонула подлодка «Курск» и в штабе флота поняли, что «Алагез» - единственный в своем роде, аналогов которому в России просто нет. В результате «Алагез» отправили на ремонт и восстановление. В 2005 году судно привлекали к операции по спасению батискафа АС-28, затонувшего у Камчатки. Вскоре после этого на «Алагезе» установили глубоководные аппараты Tiger британского производства. Именно с помощью этих аппаратов в 2009-2010 году со дна Татарского пролива доставали затонувший бомбардировщик.

Чем занимаются водолазы-спасатели

После трагедии с подлодкой «Курск» подводникам запретили проводить учения, если рядом нет спасательного судна. И с тех пор экипаж «Алагеза» полгода находится в море около Петропавловска-Камчатского и полгода около Владивостока.
На судне лейтенант Худяков заведует водолазным хозяйством, в его подчинении пять контрактников и три срочника. Именно с ними он и выполняет регулярные тренировочные спуски под воду. Матросы попадают в его команду после полугодового обучения в севастопольской школе водолазов. Если повезет, за оставшиеся полгода службы им удается один или два раза побывать под водой (тренировки проводят раз в три месяца).

На «Алагезе» есть несколько видов снаряжения для водолазов. К сожалению, практически все еще с советских времен. Более современное глубоководное снаряжение весит 72 кг. На вооружении есть и старое, так называемое трехболтовое (по креплению скафандра), весом около 85 кг: 16 кг - шлем, под ним - манишка, на груди и спине груз по 16 кг и водолазные боты по 8 кг каждый со свинцовой стелькой.



Залезть в костюм самостоятельно невозможно. Три-четыре человека растягивают резиновый фланец (воротниковая зона костюма), упираясь локтями, и водолаз заползает в него, как улитка. Извлечение из костюма происходит примерно так же. Хорошо, если водолаз не сильно большой. А когда крупный, то растягивать фланец приходится как минимум впятером.

Сергей Худяков рассказал, что тренировки нужны, чтобы человек привыкал к изменениям, происходящим в организме на глубине. Спускающиеся впервые ведут себя неадекватно - после 30 метров голос становится писклявым, а после 100 метров они просто хохочут. У некоторых на глубине бывают галлюцинации. После нескольких спусков организм адаптируется и водолазы перестают обращать внимание на подобные нюансы.

При спуске под воду водолазам по специальным дыхательным трубкам подается смесь для воздуха с разным количеством кислорода и других газов (в зависимости от глубины), которыми насыщается кровь. Резко из глубины подниматься нельзя - приходится по несколько часов, а то и суток проходить процедуру декомпрессии. Она заключается в остановках на определённых глубинах на некоторое время, в течение которого азот, гелий или другие газы, накопленные в тканях тела, естественным путем выходят через легкие. Подъем на поверхность без соблюдения декомпрессионных остановок может привести к кессонной болезни (признаки: зуд, боли в суставах и мышцах, головокружение, расстройства речи, помрачение сознания, параличи, - ред.).

На «Алагезе» есть комплекс ДП (длительного пребывания), где создается давление, равное глубинному. Там водолазы могут отдыхать по несколько часов, чтобы вновь продолжать длительные работы на глубине. Или жить необходимое количество дней, проходя процедуру декомпрессии не в воде, а на суше.

Качества, без которых не выжить

«Самые главные качества, которыми должен обладать подводник, - мужество, выносливость и умение победить собственный страх, - рассказал Сергей Худяков. - А еще очень важно доверять товарищу, с которым спускаешься на глубину».
Два года назад при спуске погиб матрос-контрактник, у которого при переходе в барокамеру тумблер переключился на аварийное дыхание. Сразу об этом парень не сказал - понадеялся, что ничего страшного не произошло. Но глубина ошибок не прощает... С тех пор водолазам запретили тренировочные спуски за борт, они тренируются в барокамере.
В начале ноября 2009 года в Татарском проливе упал военный бомбардировщик. Экипажу «Алагеза» было поручено его найти. На поиски ушел практически месяц. Работали сутками, сменяя друг друга через 4 часа. При этом терпели пронизывающий ветер, мороз почти -30°С и качку, так как это было время штормов. Люди ходили все сине-зеленые - от холода и качки. После первой находки экипаж еще почти месяц вытаскивал со дна то одну, то другую часть конструкции. И только перед Новым годом спасателей отпустили на берег.



«Таких рассветов не видел нигде!»

Опасности, подстерегающие на глубине, заставляют Сергея Худякова более ярко чувствовать окружающий мир. У него очень много фотографий великолепных северных рассветов. Обычно такое можно увидеть только во время утренних вахт с 4 до 8 утра. Молодой человек признался, что это редкое зрелище, которое длится всего несколько минут, и нужно успеть его запечатлеть.
Проводя большую часть времени в открытом море, он научился любить его суровую красоту и еще больше ценить часы, проводимые на твердой земле.

«Я очень рад, что когда-то попал именно на этот факультет, - сказал напоследок Сергей. - Благодаря ему я очутился на другом конце нашей Родины, своими глазами увидел сопки и вулканы, узнал, чем климат Камчатки отличается от Владивостока. Уверен, что эти воспоминания останутся со мной на всю жизнь. И когда-нибудь я буду рассказывать об этом своим детям, как когда-то отец делился историями о своих плаваниях со мной». 

Записала Екатерина Миханова. Фото предоставлено Сергеем Худяковым. 


1 комментарий: